Мочалов Э.В. (anticor_21) wrote,
Мочалов Э.В.
anticor_21

Category:

Часто повторяют, что народ мудр, но кто же это проверял?

Бывает, идешь по улице, а навстречу народ. Ты сразу вспоминаешь, как тебе с детства внушали, что народ мудр. На ходу вспоминаешь какую-нибудь народную мудрость вроде «курица — ​не птица…» или «сколько волка ни корми…», проникаешься к народу еще большим уважением и уже хочешь с ним посоветоваться по какому-то личному вопросу, но пока собираешься с мыслями, народ проходит мимо.



А уж если ты не идешь, а едешь в сопровождении машин с мигалками, то спросить что-нибудь у встречного народа и подавно не успеешь. Только высунешься в окно и начнешь: «Задумал я повоевать в одной ближневосточной стране, побомбить кое-что с аэропланов, повзрывать немного…» — ​как последний автомобиль эскорта окатит народ из лужи.

Бывают, однако, случаи, когда поговорить с народом не так уж трудно. Конечно, не про священную войну в Сирии и не про гуманную пенсионную реформу. Тема может быть попроще, а проблема — ​деревенского масштаба. Например, масштаба чувашской деревни Эхветкасы. Да, правильно вспоминаете: это по трассе М‑7. Проедете Калайкасы, потом Рыкакасы, и вот чуть в сторонке — ​Эхветкасы, 36 домов, 79 жителей. Плюс 500 китайцев, которых тут пока еще нет, но, по слухам, для них здесь вот-вот построят общежитие. Слухам верят — ​ведь деревня Эхветкасы, сама того не ведая, оказалась участницей российско-китайского проекта по созданию агропарка «Сычуань–Чувашия». Проект предполагает серьезные инвестиции со стороны Китая, строительство животноводческого комплекса, убойного цеха, молокозавода, завода по переработке овощей и многого другого, что родная страна могла бы и сама построить, если бы не противостояние России и Запада, а также противостояние Земли и Марса.

[Spoiler (click to open)]С народом этот проект не обговаривали. С китайским — ​понятно почему: не нашлось такого помещения, где можно было бы собрать 1 миллиард 386 миллионов человек. Собрать 79 жителей Эхветкасы было бы легче, но никто из республиканского начальства на разговор в деревню не спешил. Тем временем в сентябре в Эхветкасы состоялся народный сход, на который прибыли жители ближайших деревень, а также оппозиционно настроенные общественники из Чебоксар. Сход дал отпор китайской экспансии и выразил готовность повернуть чужие молочные реки вспять.

Видя, что проект вызывает неприязнь населения, два республиканских министра — ​экономического развития Владимир Аврелькин и сельского хозяйства Сергей Артамонов — ​в ноябре, наконец, проделали путь от Чебоксар до Эхветкасы («Википедия» дает на редкость точное расстояние — ​26 км 501 м). Они попытались объяснить народу, что ни о каких 500 китайцах и речи нет, что для 10-миллиардного проекта инвесторы попросили квоту всего на трех граждан КНР, а созданные рабочие места достанутся жителям Чувашии. Но эти объяснения сильно запоздали, им уже никто не верит, и народ стоит на своем: «Это наша земля, и чужих нам тут не надо!» Издание «Правда ПФО» приводит слова одного из депутатов: «Сейчас даже непонятно, что может пересилить упрямство чувашского крестьянина».

Понятно лишь, что на пути к народу в символические 26 км 501 м власти предстоит преодолеть еще 26 км 500 м.

Мудр народ или не мудр, в России это не имеет никакого значения, потому что его тут никогда и ни о чем не спрашивают. Хорошо живем, и нет в нашей стране проблемы, которую следовало бы вынести на референдум. Ну, разве что в порядке опроса нам предлагают выбрать имя для аэропорта и то вдогонку рассылают по предприятиям «рекомендательные» письма, как это делается в Татарстане. Здесь исполком Лаишевского района на официальном бланке предложил трудящимся «организовать голосование «за». После «за» стоит двоеточие и указываются две достойные фамилии. Для казанского аэропорта — ​великого татарского поэта, а для нижнекамского — ​влиятельного в прошлом директора местного завода. Видимо, даже такой безобидный опрос замкнутая и настороженная власть расценивает как воздушную тревогу.

Помимо ничего не значащих опросов порой случается такое легкое вовлечение народа в жизненные процессы, как общественные слушания. Заметьте, слушания, а не высказывания. Мол, послушайте, что затеяло начальство, и не беспокойтесь — ​решение уже принято.

Как это делается? Приведем яркий, как северное сияние, пример. В полярном поселке Харп, чье название переводится с ненецкого как северное сияние, есть районная больница. Но населения здесь маловато. И департамент здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа решил понизить ее статус до участковой. А это уже другой уровень медицинской помощи, хотя больным вроде обещают ставить градусник тем же концом и колоть шприцем в то же место.

Жители поселка, понятно, разволновались, но их попытались успокоить и пригласили на общественные слушания. Куда? В местный Дом культуры? Нет, в Салехард, в столицу округа. За 50 километров от Харпа.

На слушаниях общественность была представлена шире 66 градусов северной широты. Помимо чиновников от здравоохранения присутствовали: представители местной общественной палаты, счетной палаты, окружного профсоюза работников здравоохранения… А что же жители Харпа? Несмотря на суровые погодные условия, до Салехарда добрались 12 человек. 10 из них проголосовали против реорганизации больницы. А «за» подняла руки собранная по городским кабинетам массовка. В общем, судьбу больницы решали люди, даже не бывавшие в сияющем поселке Харп.

…«Предками данная мудрость народная» надежно вошла в припев российского гимна. Можно порадоваться, что новым поколением эта вековая мудрость ничуть не растрачена. А где ее можно было растратить? На телевизионных дискуссиях? На всевозможных выборах органов власти? Там даже дурь — ​и ту не всю растратишь. И еще можно уверенно утверждать: народ никогда не ошибается. Раз он ни в чем не участвует, у него просто нет возможности ошибиться/

Борис Бронштейн
обозреватель «Новой» (Источник: "Новая газета")


Subscribe
promo anticor_21 april 21, 2014 11:11 2
Buy for 20 tokens
Родился в 1890 году в деревне Большие Атмени Курмышской волости Курмышского уезда в бедной крестьянской семье. Когда ему было 7 лет, их дом сгорел в пожаре дотла. На восьмом году жизни у него умерла мать (заболела после тяжелых родов сына Луки). Отец его с горя ушел паломничать, по семейным…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments